Совместный проект российского общества сомнологов и научно-практического центра «Интеллект»
под руководством д.м.н., профессора Захарова В.В.
Онлайн академия по инсомнии
Практикум для врача по инсомнии — 360°
Нарушение сна
как междисциплинарная проблема
Исследована связь инсомнии со стрессом и нарушениями питания

Качество сна является одним их факторов, определяющих качество жизни. Среди лиц, страдающих инсомнией, по сравнению с общей популяцией повышена частота сердечно-сосудистых заболеваний, сахарного диабета, артериальной гипертензии и метаболического синдрома1. В свою очередь, ведущей причиной нарушений сна служит стресс, который, как известно, также связан с различными расстройствами пищевого поведения2. Это в свою очередь приводит к ожирению — таким образом, пациенты с инсомнией подвергаются двойному давлению причин и следствий нарушений сна.

Многие ученые считают, что все вышесказанное особенно актуально в среднем возрасте, когда воздействие различных стрессоров социально-экономического плана особенно велико3. Поэтому очень важно выяснить, какие именно звенья «порочного круга» инсомнии имеют максимальное влияние и подвергаются модификации. Для этого группа корейских специалистов провела исследование4 с участием 670 испытуемых среднего возраста — 320 мужчин и 350 женщин в возрасте 40–64 лет. Авторы изучили взаимосвязь между стрессом и пищевыми привычками, психогенными нарушениями пищевого поведения и бессонницей. Результаты показали достоверную отрицательную корреляцию между стрессом и пищевыми привычками и достоверную положительную корреляцию между стрессом, психогенными нарушениями пищевого поведения и бессонницей. То есть по мере усиления стресса у испытуемых среднего возраста наблюдалось ухудшение пищевых привычек и качества сна, и увеличивалась склонность к психогенным нарушениям пищевого поведения. Интенсификация стрессовых воздействий приводила к повышению частоты клинически значимой инсомнии и появлению нежелательных пищевых привычек. Восприятие стресса у испытуемых среднего возраста не зависело от пола: и мужчины, и женщины страдали примерно в равной степени.

Авторы исследования полагают, что изменить ситуацию в лучшую сторону помогли бы программы управления стрессом, принятые на национальном уровне, в сочетании со схемами лечения инсомнии и образовательными методиками по обучению людей среднего возраста правильным пищевым привычкам и контролю психогенных нарушений пищевого поведения. При этом авторы напоминают, что стресс и депрессивные проявления усиливаются при отклонениях продолжительности ночного сна как в большую, так и в меньшую сторону5.

PM-RU-2021-6-1125

Список источников:

  • Kim C.E., Shin S., Lee H.W., Lim J., Lee J.K., Shin A., Kang D. Association between sleep duration and metabolic syndrome: a cross-sectional study. BMC Public Health. 2018;18:720.
  • Torres S.J., Nowson C.A. Relationship between stress, eating behavior, and obesity. Nutrition. 2007;23:887–894.
  • Han K.S. Stress of the mid-life stage. Korean J Stress Res. 2007;15:263–270.
  • Choi O., Kim J., Lee Y., Lee Y., Song K. Association between stress and dietary habits, emotional eating behavior and insomnia of middle-aged men and women in Seoul and Gyeonggi. Nutr Res Pract. 2021;15(2):225-234.
  • Watson N.F., Harden K.P., Buchwald D., Vitiello M.V., Pack A.I., Strachan E., Goldberg J. Sleep duration and depressive symptoms: a gene-environment interaction. Sleep. 2014;37:351–358.